Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: последние дни, секунды, полсекунды... запуск (список заголовков)
23:10 

Ветер перемен (драббл по фэндому "Евангелион")

Бе-бе-бе!та КАк некрасиво осуждать
Ветер перемен

"... Но почему я не существую? Почему меня нет? И кем я был всё это время?" - недоумевал Синдзи, - похоже, я - это не я. А я - всего лишь ветер. Без оболочки, без тела, физического, с возможностью вмещать в себя воду, еду, вещи материальные, вещи духовные. Я - всего лишь безвременный, ничем не ограниченный поток возуха".
"... Но почему мне так трудно? Почему так тяжело? И зачем я был нужен? ... Проекту, отцу, Мисато сенсей, одноклассникам? Зачем? - повторял про себя Синдзи неоднократно, - Я - ветер, нагоняющий печали. Кто-нибудь! Эээээй! Вы меня слышите?". Никто не отвечает Синдзи. Со всех путей на него надвигаются стражи - белые, сияющие и такие безликие, пустые. Синдзи всматривается в их лица и от их взгляда исходит яд, выливается ало-оранжевый магний, его расщепляет их присутствие и навязчивость. Они проходят сквозь него и удаляются прочь. Их уже нет. "Неужели я отчуждён? - выкрикивает, надрываясь и скорбя, Синдзи, - Неужели я не с вами? Разве вы не люди? Послушайте! - Проносится и затихает каждое недосказанное слово Синдзи. А сам он пролетает над городом, над миром, окутанным смрадом, смоком, смертью и безжизненностью. Синдзи оглядывается по сторонам и не может двинуться с места. Он убеждает себя, как обычно, как и привык: "Не убегать! Не убегать! Не убегать! Я должен убить ангела, я должен быть пилотом Евы, обязан управлять ею, стрелять и подчиняться приказам - именно таким я был раньше - думает он, - сильным, смелым, самоотверженным. Я преодолел Эйти поле, превзошёл себя и перешёл через своё "Я", своё "Не хочу". Да! Я и моя Ева вех победим!... И мы уже победили! Игра закончена!". Вот гаснут огни электропередатчиков, разъединяются нейронные соединения. "Но что осталось после? - задумался снова 14-летний парень, - Послушай, небо! Нет!... Ты меня не слышишь, потому что ты пустое, искусственное, ненастоящее, как и я. А я - всего лишь ветер. Сам по себе! Независим! Неразрушаем!".
"Сейчас твоя нейронная система будет соединена с Евой. - отрывками и приглушённо слышится Синдзи по рации, - Как слышно, Синдзи? Синдзи Икари! Подвигай рукой, Синдзи, не бойся! Это всего лишь эксперимент. Скоро всё закончится" - слова командующего Икари сгущаются в красках помутнённого сознания. На панели электропередач загорается красный, затем синий, после зелёный, жёлтый. Пуск! "Синдзи, в бой!" - команда, команда, ещё команда. "Сколько может продолжаться? Неужели я всего лишь безмозглый солдат, выполняющий чьи-то приказы, делающий только то, что хотят другие? Но что, если... - промолвил Синдзи, - Я должен! Я не трус! Я мужчина! [НЕ УБЕГАТЬ] [НЕ УБЕГАТЬ] [НЕ УБЕГАТЬ] - грозно прозвучал его внутренний голос. И со всей яростью он погнался, он пронзил сердца ангелов тысячами копьев и кинжалов, заточенных с большим усердием и желанием "уничтожить" и жить мирно. Пилот теряет контроль Пытается подавить давление эль си эль. Он идёт вперёд, но всё равно разрывает Эйти поле, несмотря ни на что он целится во врагов - в ангелов. Почему ангелы - враги? Потому что нападают. Потому что хотят разрушить наш мир эти многоглазые мощные чудовища - им никогда не разобраться в человеческой сущности. Они хотят нас убить. Все надеются на Синдзи! Все верят в него! Но сам он в себе не уверен.
Каждую ночь, засыпая, он вспоминает весь этот ужас. Войну и разрушения, гибель природы. А каждый раз, открывая глаза, только и думает: "Есть ли правда в проекте "Ева" Есть ли цель в моём существовании?".
"... Что такое реальность? Это то, что я вижу и могу прикоснуться? Это то, что видят другие? - спросил себя Синдзи, - или это то, что придумано кем-то просто так, для забавы. А что если этого нет? Или я этого не вижу? А вижу только то, что хочу".
Синдзи погружается во тьму. Над ним мечутся одноглазые демоны, знакомые голоса друзей, незнакомые фигуры, кружащиеся в хаосе, возмущения, тревожные возгласы, порицаниия, злобный, пронзающий душу и лёгкие смех. Это никогда не закончится - вечное детство, вечные муки, ноющая боль - он сам выбрал этот путь, став пилотом Евы, став объектом для экспериментов, оружием, предметом всеобщей защиты. Но был ли у него этот выбор?
Синдзи закрывает глаза. Он движется отважными шагами. Кругом - оранжевые реки, струящиеся безмерными потоками на белоснежные льдины. Это реки, полные слёз и невинных смертей во имя компании "Нерв". Синдзи не знает преград и продолжает идти сквозь густой отравленный дым. Его окружают только полуразрушенные дома, голые деревья и сверкающие блеском заката обелиски погибшим на этой межгалактической орбите. Вокруг - ни души. Он один и он повсюду - это Синдзи.
Минута! Всего одна минута! Бум-бум-бум! Крах! Взрыв! Разлетаются на мелкие кусочки такие крепкие и неистребимые Ева 00, Ева 01, Ева 02, Ева 03, 04, 05, 06, 07, 08, 09, 10, 11, 12, и последняя 13. Разбиваются псевдопилоты из частичек души Рей, так горячо напоминающей маму Синдзи, отдавшую жизнь к ногам вспоглощающей науки. И нет ничего! Больше нет ничего! Одна только полночь с огромной луной и млечным путём. Одна лишь Богом забытая Земля. Синдзи опечален: "Ева одна, Земля одна, я один. Я отстранён и покинут. Я больше не с ними - не с Аской, не с Мисато Сан, не с мамой, не с Рей - я беспомощен и мал. Хотя и вижу всё и всех на свете, на мне все их чувства, эмоции и воспоминания - рядом и во мне самом. О, Небо! - как жаль, что ты не видишь меня. А ведь я бы открыл тебе душу, я бы открыл тебе великую тайну, что я только что понял".
Грядут перемены. Меня не вернуть на Землю, к обычной жизни, как и всех, кто меня окружал. Я трансфомируюсь под эль си эль давления, но задыхаюсь от одиночества. За что?!
"Вот, - передаёт медальон, подаренный Кадзи , Мисато, - это от Кадзи на сачстье, возьми - говорит спокойным тёплым тоном Мисато - На счасть... счасть... счастье... - заглушается эхо голоса Мисато сан. Улыбка в её взгляде размывается, оттенки кожи расплываются и перемешиваются. Её образ и стройная фигура в мини-юбке отдаляется всё дальше и дальше, становится всё непонятней и неведомей. Тишина и холод заполнили беззвёздные пространства, кипящие энергией и обжигающие своими искрами.
Я изменился. Прощайте, Мисато и все-все-все! Ваш Синдзи. Сердечный друг,... а может и враг..., а может и бессердечный.


Download Olivia Ong Fly Me To The Moon for free from pleer.com


@темы: ФАНФИКШН, Последние дни, секунды, полсекунды... запуск, Осторожно! Наркомания!, Евангелион, я люблю тебя!, Драбблы, БРЕД СУМАСШЕДШЕГО, Апокалипсис

14:07 

В лес за волчьим лыком

Бе-бе-бе!та КАк некрасиво осуждать
"Даа... долго же ты соображаешь, - заметил Хэндрик, - тебе бы лопату в руки и копать шахты... там и думать не надо. Зарылся в яму и сиди!". "А ты вообще молчи, сам уже как год ничего не читаешь". "Так мы будем разгадывать скансворд или нет?" - спрашивает приятель. "Хорошо, так какой там вопрос был?" - спрашиваю я. Хэндрик схватился за голову. "Господи, на что мне такой оболтус подвернулся?". Мы с Хэндриком - давние знакомые. Сидим в тесной коморке у бесконечных шахт и нефтяных пробурений, так и незавершённых людьми. Мы с ним живём, как пещерные дикари около года и скитаемся по этим промышленным пустотам, выжженным и отравленным. Мы - соседи по землянкам, и для счастья больше, чем вкусный горячий ужин и тёплый ночлег не нужно. А об истории нашего знакомства можно, как анекдот рассказывать: "Пошёл я как-то мидий в реке ловить, да вспомнил, что они в море обитают и конкретно расстроился. Дальше километра мне и не уйти пешком, ни машины, ни денег на такси, ни связи с внешним миром, да и не верилось как-то, что за бугром есть жизнь. Другая. С машинами, с компьютерами, с роботами и стиральными устройствами. Но счастья попытать я всё-таки хотел. Так уж неудержимо я хотел мидий попробовать. Поел хорошенько и в дорогу собрался. И поцапал в путь дальний. Долго шёл. Мукой мне досталась эта встреча с Хэндриком за оврагом. Ещё какой хрен знал, что в этих полях, пущах и опушках есть хоть одно болотце. И вот как навернулся я в болотище чёрное - не заметил за травой. Хотел было выбраться, а оно тянет и тянет в себя. Меня аж паника взяла. Кричу: "На помощь! На помощь!", а ведь знаю, что никто не придёт. Волей-неволей в бога поверишь... может хоть он спасёт. Но тут уж я понимаю, можно и не брыкаться, всё равно тщетно. Засосало меня к самому дну, и ощущаю, что тянул-то меня как раз этот мерзавец болотистый - Хэндрик. Ну что? Вместе пластом выплыли почти бездыханные. А я погроб жизни обещал - когда-нибудь этого Хэндрика вместе с мидиями сварю!".
За всё то время соорудили мы коморку по охране от болот, мало ли кто ещё пожалует из скитальцев, чтоб не утопли. Ой, как я его ненавидел. Но от одиночества выл... что ещё оставалось? Некому было больше статьи из "Нэшинал Джиографик" пересказывать, не с кем было скансворды разгадывать. Вот так и не выбрались мы из этой дыры. А ведь я ему не раз намекал, мол, может хоть попробуем дальше двух метров ступить, а он, как консерватор заладил: "Нет, да нет!". Но этот-то Хэндрик ещё тот ворчун, да спорщик. Рассказал мне как-то, что до атомного взрыва случай был: он хотел с сестрой в лес за ягодами сходить. Они за то время ни разу на природу не ездили. Жили в шумном мегаполисе среди вышек и небоскрёбов, а тут вдруг решили за лето хоть раз свежим природным воздухом подышать. Лес для них одним из чудес света в то время был... Приехали они. Всё время рядом держались, чтоб не заблудиться. Ну а Хэндрик сбором ягод так увлёкся, что чуть ли не к каждому кустику подбегал и всем сердцем желал освободить лес от его плодовых дарований, опустошить его от лишних ягод. И увидел очень необычные ягоды под названием "волчье лыко". Задумался: почему же так называется эта ядовитая ягода и так ли она опасна, как о ней рассказывают. Взял и сорвал несколько, только не съел, а кинул вдаль. Заметил, как мимо волк промелькнул и за ним ринулся. Он и волков-то в жизни ни разу не видел, а так хотелось этого серого бродягу самому погладить. Прибежал к тому месту, да и забрёл в волчью стаю. Они уставились на него, рычат, огрызаются, но не бросаются кусать. Всмотрелся Хэндрик в дикий взгляд и присел на близстоящий пенёк. Подошёл к нему главный матёрый и смог Хэндрик злого дикого волка погладить. А потом стая спокойно-преспокойно разошлась. Кинул Хэндрик ещё ягоду вперёд, опять дружок косматый обернулся и мотнул мордочкой, мол, пошли за мной. Хэндрик направился за волком. Тот подвёл его к обрыву. Смотрит Хэндрик, а за обрывом - долина такая красивая, зелёная, с многочисленными деревьями, песками, ручьями. Подивился чуду и снова присел вместе с матёрым предводителем стаи. В тот день как раз он и потерял сестру из-за аварии на АЭС, которая неподалёку располагалась. Много тогда жизней унесло вникуда. Как сам Хэндрик выжил, говорит, что не знает... Наверное, волчье лыко помогло. С тех пор он и с места не сдвинется... и не верит мне, что вполне возможно, что его семья осталась жива. Всё-таки год всего минул с той самой аварии. Смею полагать, нам грядёт испытать лишь одно из двух вариантов: либо счастье в современном развитом обществе, либо нелепое гниение в разрухе и запустении.

@темы: Экологическая сказка, Сказки на ночь, Рассказы, Последние дни, секунды, полсекунды... запуск, ВЕЧЕР ОФИГИТЕЛЬНЫХ ИСТОРИЙ, Апокалипсис

03:50 

Заключённые Земли

Бе-бе-бе!та КАк некрасиво осуждать
Замкнутый страх и ловины ртути.
Все на местах, заводные люди?
Держит палач на плечах секиру,

Всех загоняет палач в квартиры.
Рубленым вздохом задую свечи,
Станет темно в этом доме муки.
Сказано голосом нечеловечьим:
"Где твоё сердце? Где твои руки?".
Капают блёстки чужой вселенной.
Бренный талант - покидать своё тело.
Лезут немые мысли на стену.
Флаг не поднять бесконечно белый.
Обречены падать снова на землю,
Терпкий, тончайший свет не заманит.
Голосом грешным планетам внемлю,
Но навсегда в миражах ( в тумане).

@темы: Апокалипсис, Краткость - сестра таланта, Последние дни, секунды, полсекунды... запуск

00:54 

Куколка Мита и будущее

Бе-бе-бе!та КАк некрасиво осуждать
"Неправильно померяны поля! Табуляции списков смотри внимательней - они у тебя с точками, как приклеенные! Это что за стили с плюсами! Никаких плюсов быть не должно. Больше тройки я за такую работу не дам!". Снова что-то сжимается и сдавливается внутри. Глаза дрожат, хотя не умели. Выдернула шнур и в коридор, еле дыша. Я дрожу, но никто этого не видит... Даже я! "Ну что ты смотришь на меня так! Иди уже". - Мита схватила меня за руку и потащила за собой, как плюшевую игрушку ребёнок. "КУрить хочу!"
- Ну пошли тогда... покурим. ОБе молчим, как притупленные, обе впиваемся друг в друга взглядами. Стоим на улице такие зомбированные и разбитые.
5 минут спустя:
"Тааак! Убираем всё со столов и достаём листочки. Как я и обещала - отчёт о металлах и полимерах! Я всё вижу! Что ты там прячешь?". "Ничего... мне плохо, можно выйти?". "Ладно, выходи".
- Алло, Мита. Может встретимся где-нибудь через часик?
- Нет, Виви. Извини, я не могу. Только не сегодня. Мы с активом собираемся в клубе.
- В каком клубе? Ты мне ничего не говорила.
- Это не важно. Просто там будут мои друзья. Там будут люди, о которых я год пишу фотоистории и проекты. Мне очень важно быть там сегодня.
- Ладн, пока, карьеристка!
Ещё 5 минут спустя в кабинете по материаловедению:
"Виви, сдавай свою работу! Где ты была?". Тишина. Опущенная голова и мокрый лоб.
Дома
Устала. Ура! Я - Виви, и Я уже дома. Мои щёки покраснели, сама не знаю, отчего. Мита меня достала. Больше не пойду к ней. Глаза закрываются. Через форточку веет омрачённый ветер с оттоками подожжённой осенней травы. Эдакий знакомый с детства запах. Сразу вспоминается тот случай, когда мы с братом шли из садика и на нас напали незнакомые дети-бандиты. Нам оставалось только убегать, не заботясь о моей любимой кукле - Мите. Я не хотела оставлять Миту, но она всего лишь кукла... и я это понимала. Живьё всегда важней. Перед глазами промелькнул мужчина в костюме - устрашающий такой. Стильный и беспечный... На него падала вечерняя заря, а от него огромная вытянутая серая тень. Он бросил мне медаль через плечо с цифрой 1 (первое место). Брат подумал, что я это нашла и мы взяли это домой. "Вечно всякую дрянь с улицы перетаскивает, хулиганка" - говорил он про меня маме.
Посмотрела только что на себя в зеркало. Вытянутая фигура и шея, строгий безбедренный силуэт. На мне только красный смокинг, а брюки и рубашка - чёрные. Похоже, это я... Виви! Открываю старый ящик под столом. Роюсь-роюсь, копаюсь. Поперекладывала все свои безделушки и брелки. Разбросала по полу. И тут смотрю... блистает моя медалька! Сунула в карман джинсовой куртки и поспешила в клуб "Бин-бон".
В клубе
Захожу в зал. Собралась какая-то непонятная компания абсолютно прилично и хорошо одетых студентов вокруг Миты. А тут как-то прохладно. И щёки мои опять покраснели. Да что ж это такое. Передаю ей медаль, бормоча: "Ззаслужженно! Лидерша!". "Чего ты хотела, Виви? Мы же договорились! Не мешай мне!". "Даже не поздоровалась, - проворчала я про себя, - мучай кого хочешь, но не меня.
На следующий день.
Подходит ко мне Мита. "Есть закурить?" - вся искрится, сияет. Я полтора часа вчера моталась по этому клубу, как чокнутая. Сунула ей в руку сигарету и ушла. Пусть и дальше молчит, забивая мои мозги загадками. На мне опять этот кровожадный чёрно-красный костюм, превращающий меня в грубого своевольного мужчину.
Больше мне не будет плохо. Больше не будет ошибок в замерах полей, табуляций списков и отчёте о прошедшей теме лекции.

@темы: Последние дни, секунды, полсекунды... запуск

19:56 

Миф

Бе-бе-бе!та КАк некрасиво осуждать
Суета рубит по пульсу. Я стою за кулисами. Скоро постелится красная ковровая дорожка на всепоглощающий подиум зла и ненависти. Да-да, через минуту я выхожу на сцену. И именно сегодня начнётся моя реинкарнация. Меня ждут с нетерпением на этом пламенном поприще. А после – глиндвейн, ананасы и роскошь, которые мне не нужны такой ценой. Я всегда мечтала быть актрисой… Но сегодня холодный каменноплиточный пол под моими босыми пятками становится раскалённым магнием, а многочисленные карсеты сдавливают кости и суставы – так распорядилась судьба. «Волнуешься?» - спросила меня Бриенна Тарт. « А ты как думаешь? – ответила я ей, - Ведь чем ближе ты к цели, тем больше причин находится для отказа». Но я не могу иначе. Эта ночь спасёт миллиарды, но уж точно не меня с тобой, дорогая Бриенна. Я внимательно ловлю каждую ноту скрипки и многочисленных лютней, ритм барабана. Этот стук пульса сквозь грудь, лёгкие, душу … Мне с каждым шагом всё трудней, но вместе с тем я как будто живу без дыхания – и вот я на сцене одна. Пою, танцую, не замечаю, как сотни зрителей проводят свои тонкие нити, взгляды, интриги сквозь меня, но душа моя парит над залом, над всем замком, пахнущим страхом и кровью. Как жаль, что мне одной здесь верится в то, что за смерть близких надо платить не местью, а добротой, любовью и собственным страданием. Напротив меня – Станис – граф, что поедает своих жертв в непрожаренном виде. Он глазеет на меня, глотает божью пищу и давится. Я закружилась перед ним в реверансе и бросила розу и свою атласную шаль к его ногам. Скоро эти муки закончатся, а я всё дрожу и трепещу перед опасностью. Я поклонилась и покинула зал, завершив страстный испанский танец. Выйдя за кулисы едва рассмотрела прекрасный лик Бриенны, и тут же пала в обморок.
Никто даже из зовущих себя праведниками не знает истины. Друзья Станиса вчера во время прогулки толкнули мою сестру Сару в яму и смеялись, искидывая песком, туда же они кинули моё ожерелье с рубинами и агатами – подарок от Станиса. Мы поссорились и мне пришлось сильно страдать от его безграничной власти. Каждый день он пытается убедить меня в том, чтобы я ему верила и прощала. А я не хотела ни того, ни другого. Я устала. И это только маленький театр Винтерфелла. А что ожидает за его стенами, если мне всё-таки удастся сбежать? Я могу кинуть все дела прямо сейчас, могу бросить сцену, о которой так мечтала, забыть даже самых любимых и дорогих людей, что мне помогали не раз. Да, я – эгоистка. Хотя бы потому, что рождена не для тюрьмы. Всё дело в банальной свободе. А Бриенна за себя постоит… Только вот я не смогу проститься с её отважными речами из пухлых губ, с прикосновением её очерченных скул поздней осенью, со строгим взглядом, заставляющим трепетать и избегать слёз. Она мне, как мать, как сестра, как отец и брат в одном лице. И обычная животная привязанность не заставила себя ждать.
Когда я очнулась, оказалась каким-то странным образом в комнате Бриенны Тарт. Она прикладывала лёд к моему лбу и шептала какие-то странные молитвы, на непонятном мне языке. «Ничего. Скоро заживёт, - подбодрила меня Бриенна, - но меня волнует одно: заживёшь ли ТЫ… снова...

@темы: Краткость - сестра таланта, Драбблы, БРЕД СУМАСШЕДШЕГО, Осторожно! Наркомания!, Последние дни, секунды, полсекунды... запуск, ФАНФИКШН

Скормите меня стервятникам

главная